Процессуальное право
Ограничение дееспособности граждан — основания и процессуальные особенности
Ограничение дееспособности граждан — основания и процессуальные особенности

Ограничение дееспособности граждан — основания и процессуальные особенности

Несколько ранее нами была выпущена статья «Признание гражданина недееспособным: законодательное регулирование и правовые последствия», в которой мы рассмотрели особенности законодательного регулирования объявления лица недееспособным. В той статье мы лишь вскользь затронули вопрос признания гражданина ограниченно дееспособным. Однако в связи с тем, что по этой теме продолжают поступать вопросы, мы решили осветить эту тему в отдельной статье.

Пункт 1 статьи 30 Гражданского Кодекса РФ (далее — ГК РФ) содержит правовую норму, позволяющую ограничивать в судебном порядке права гражданина по распоряжению своим имуществом и заработком. Обязательным условием признания гражданина ограниченно дееспособным является наличие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, если такие вредные привычки гражданина ставят его семью в тяжелое материальное положение (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). При этом необходимо иметь в виду, что п. 1 ст. 30 ГК РФ не ставит возможность ограничения дееспособности в зависимость от признания лица страдающим хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Суть ограничения дееспособности состоит в том, что такой гражданин сохраняет самостоятельное право совершать мелкие бытовые сделки и:

  • сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (например, принятие имущества в дар);
  • сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (независимо от суммы таких средств).

Все остальные сделки гражданин, ограниченный в дееспособности, совершает сам, но с письменного согласия своего попечителя. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном статьей 37 ГК РФ. При применении норм ч. 1 ст. 30 ГК РФ на попечителя возлагается только контролирующая функция, он не обязан заботится о лечении алкогольной или наркотической зависимости подопечного или содействовать избавлению его от пристрастия к азартным играм.

Наличие у других членов семьи заработка или иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении заявления по подобным делам, если будет установлено, что гражданин обязан по закону содержать членов совей семьи, однако из-за злоупотребления спиртными напитками, наркотическими веществами или пристрастия к азартным играм не оказывает им необходимой материальной помощи либо члены его семьи вынуждены полностью или частично его содержать.

В качестве доказательства указанных вредных привычек могут быть использованы любые средства доказывания из числа перечисленных в ст. 55 ГПК РФ.

Пункт 1 ст. 30 ГК РФ содержит такие понятия как «пристрастие», «злоупотребление», которые не являются психическими расстройствами, и не могут быть установлены экспертным путем. А вместо юридического критерия данная правовая норма содержит социальный — ставит его семью в тяжелое материальное положение. В виду данных особенностей вопросы применения норм п. 1 ст. 30 ГК РФ решаются судом без назначения экспертизы. Хотя на практике встречаются случаи, когда при рассмотрении судами данной категории дел, назначались СПЭ. При этом на разрешение экспертов судами ставился вопрос о том, страдает ли гражданин хроническим алкоголизмом или наркоманией. В этих случаях

руководителями ГСЭУ давались судам разъяснения о том, что по данной категории дел отсутствует предмет экспертного исследования.

Вместе с тем в соответствии со ст. 5 Федерального закона от «31» мая 2001 года № 73-ФЗ «О ГСЭД в РФ» руководитель вправе возвратить без исполнения постановление или определение о назначении судебной экспертизы, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы по которым производится возврат. Иных оснований для возврата определения суда без исполнения действующим законодательством не предусмотрено.

Таким образом, ограничение дееспособности гражданина является менее жесткой мерой, поскольку позволяет ему сохранить возможность самостоятельного волеизъявления и распоряжения своим имуществом в большинстве сфер повседневных правоотношений.

Также, как и признание гражданина недееспособным, ограничение дееспособности является вмешательством в сферу личной свободы человека и составляет ограничение его прав и свобод. Объем таких ограничений существенно меньше, чем в случае недееспособности, однако любое ограничение прав и свобод человека допустимо только в исключительных ситуациях, когда иные меры защиты оказываются недостаточными. Соответственно, назначение любых мер защиты должно учитывать два принципа: максимальное сохранение дееспособности и индивидуализация мер защиты.

Следует отметить, что вплоть до 30 декабря 2012 года Гражданский Кодекс Российской Федерации предусматривал только три основания ограничения дееспособности гражданина:

  • пристрастие к азартным играм,
  • злоупотребление спиртными напитками,
  • злоупотребление наркотическими веществами.

Тем не менее, перечень данных оснований для признания гражданина ограничено дееспособным был расширен с введением федерального закона от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Подпунктом «б» пункта 15 статьи 1 данного федерального закона к уже имеющимся трем основаниям было добавлено еще одно: психическое расстройство, при котором гражданин способен понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц (далее – лица, страдающие психическим расстройством). Данный подпункт вступил в силу со «02» марта 2015 года. Поэтому именно с 02.03.2015 г. мы можем говорить о появлении нового основания для ограничения дееспособности гражданина, что, в свою очередь, повлекло массу проблем в реализации данной нормы.

До принятия данного федерального закона лица, страдающие психическим расстройством могли признаваться лишь недееспособными, что не совсем являлось отражением объективной действительности.

Вопреки тому, что материальная норма ГК РФ вступила в силу с марта 2015 г., в гражданской процессуальной сфере до сих пор не урегулирован процессуальный порядок рассмотрения дел об ограничении дееспособности в силу психического расстройства. Прошло достаточное количество времени с момента вступления в силу дополнений в ст. 30 ГК РФ, но сложно говорить о единой практике рассмотрения указанных дел. В соответствии с п. 2 ст. 30 ГК РФ и п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – ПП ВС № 25) заявления об ограничении дееспособности лиц, страдающих психическим расстройством, рассматриваются судом по правилам, предусмотренным для признания граждан недееспособными.

Вследствие того, что признание гражданина недееспособным в силу психического расстройства рассматривается в особом производстве, дела об ограничении также рассматриваются в рамках особого производства.

Частью 1 статьи 281 ГПК РФ установлен исчерпывающий перечень субъектов, которые вправе подавать заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным. К числу таких лиц относятся:

  1. члены семьи,
  2. медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь,
  3. органы опеки и попечительства.

В соответствии с ч.2 ст. 281 ГПК РФ дело данной категории может быть возбуждено в суде на основании заявления:

  1. членов его семьи;
  2. близких родственников (родителей, детей, братьев, сестер) независимо от совместного с ним проживания;
  3. медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь,
  4. стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами;
  5. органа опеки и попечительства.

Вопрос о совместности проживания членов семьи с лицом, дееспособность которого ограничивается, решается неоднозначно в зависимости от оснований ограничения дееспособности лица. В случае такого ограничения в силу злоупотребления лицом спиртными напитками, наркотиками или азартными играми требование совместного проживания является обязательным, вместе с тем к членам семьи, признающим гражданина недееспособным в силу психического расстройства, такое требование предъявлено быть не может. В первом случае суду необходимо установить, что злоупотребление спиртными напитками, наркотиками или азартными играми ставит других членов семьи в тяжелое материальное положение. Возникает вопрос о важности совместного проживания во втором случае. При рассмотрении дел об ограничении дееспособности лица, страдающего психическим расстройством, более обоснованным представляется отсутствие обязательного требования совместного проживания к членам семьи лица, ограничиваемого в дееспособности вследствие психического расстройства.

В соответствии в п. 19 ПП ВС № 25 вопрос о признании гражданина, страдающего психическим расстройством, недееспособным или ограниченно дееспособным следует решать с учетом степени нарушения его способности понимать значение своих действий или руководить ими. При рассмотрении подобных дел суд опирается на результаты психиатрической экспертизы, но не должен полностью на них полагаться. В каждом конкретном случае необходимо выяснять дополнительные обстоятельства, исследовать другие доказательства, которые так или иначе помогут решить вопрос об ограничении дееспособности гражданина. К примеру, суду необходимо наблюдать за поведением гражданина (как гражданин ведет себя в судебном заседании, как отвечает на вопросы, понимание лицом происходящего, дееспособность которого ограничивается в судебном заседании).

В июне 2016 г. в первом чтении был принят законопроект № 879343-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан», который предусматривает внесение изменений в гл. 31 Гражданского процессуального кодекса РФ (законопроект о распределенной опеке).

В феврале 2019 года общественность активно призывала к принятию данного закона. Данным законопроектом предлагается внести изменения в части вида назначаемой экспертизы по рассматриваемым делам. Вместо проводимой сегодня судебно-психиатрической экспертизы предлагается назначать комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу (КСППЭ) по делам об ограничении в дееспособности граждан в силу психического расстройства и признании недееспособными.

Каждое дело по ограничению дееспособности лица индивидуально. Чтобы сохранить гибкость, необходимо предусмотреть варианты выбора экспертизы: судебно-психиатрическая

или КСППЭ. Выбор экспертизы должен быть сделан индивидуально по каждому конкретному делу. Это позволит реализовать гибкость и гуманность по отношению к лицам, страдающим психическим заболеванием и не ограничивать суд в реализации принципа объективности. Поэтому видится более правильным проведение КСППЭ по усмотрению суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле.

В соответствии с ч. 2 ст. 31 ГК РФ гражданин, ограниченный в дееспособности вследствие психического расстройства, совершает сделки с письменного согласия попечителя. При этом такой гражданин вправе распоряжаться своими заработками стипендией иными доходами (пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ), совершать мелкие бытовые сделки и иные, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ. Однако согласно п. 20 ПП ВС № 25 это право по заявлению попечителя либо органа опеки и попечительства при наличии достаточных оснований может быть ограничено, либо и вовсе запрещено.

Гражданин, ограниченный судом в дееспособности, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя. Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя.

Также существенно, что лицо, дееспособность которого ограничена, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, а также за причиненный вред в соответствии с ГК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 30 ГК РФ людям с ограниченной дееспособностью вследствие психического расстройства назначаются попечители. Попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно, оказывают подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц. Попечители исполняют свои функции, учитывая мнение подопечного (ст. 33, 36 ГК РФ).

Таким образом, на попечителя ложится функция по разъяснению в доступной форме юридически значимых ситуаций, неясных положений, помощи в принятии решения, контролю за принимаемыми подопечными решениями. Попечитель вправе существенно ограничивать действия подопечного: может не дать согласия на заключение сделки, обратиться в суд с заявлением о лишении подопечного возможности распоряжаться своим заработком. Кроме того, в обязанности попечителя входит заявление в суд ходатайства о восстановлении дееспособности либо признании гражданина недееспособным в случае изменения психического состояния (п. 2-3 ст. 30 ГК РФ).

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ при рассмотрении дел в исковом производстве предусмотрена возможность изменения или уточнения исковых требований истца. Специфика особого производства заключается в том, что необходимость уточнения требований заявителя в принципе отсутствует, но с введением нового основания для ограничения дееспособности появляется необходимость уточнения таких требований.

Вопрос о признании гражданина ограниченно дееспособным может быть поставлен в двух юридических ситуациях:

a) обращение в суд с заявлением о признании гражданина, обладающего полной дееспособностью, ограниченно дееспособным (п. 2 ст. 30 ГК РФ);

б) обращение в суд с заявлением о признании гражданина, ранее признанного недееспособным, ограниченно дееспособным (п. 3 ст. 29 ГК РФ).

Хотя предмет доказывания по делам указанных категорий во многом схож, в первой ситуации решается вопрос о необходимости ограничения прав гражданина, имеющего сложности в самостоятельном осуществлении своих прав, тогда как во второй ситуации речь идет скорее об отмене ранее принятого в его отношении ограничения прав человека с целью его замены на менее серьезную меру (меньшую степень ограничения его прав).

Соответственно, в отношении человека, проживающего в интернате и ранее признанного недееспособным, вопрос о восстановлении его дееспособности формально требует установления того, что его способность понимать значение своих действий и руководить ими развилась и достигла той степени, когда он способен понимать значение своих действий и руководить ими не полностью самостоятельно, а при помощи других лиц. Критерии развития такой способности нигде не установлены, однако они не обязательно должны быть связаны с улучшением психического состояния человека. Речь может идти о проведении реабилитационных мероприятий, обучении социальным и иным навыкам, образовании и т.д.

Более сложным является вопрос о признании ограниченно дееспособным человека, который ранее (до вступления в силу изменений в ГК РФ) был признан недееспособным в связи с отсутствием в законе менее ограничительной альтернативы полной недееспособности. В такой ситуации речь идет о замене полной недееспособности более мягкой мерой защиты в виде ограниченной дееспособности, однако не потому, что способности гражданина, который был признан недееспособным, развились и он стал способен понимать значение своих действий или руководить ими в большей степени, то есть при помощи других лиц (п. 3 ст. 29 ГК РФ). Скорее, речь идет о развитии правовой ситуации, когда появление в законодательстве менее ограничительной меры защиты требует отмены ранее назначенной судом данному человеку более строгой меры защиты в виде полной недееспособности.

В такой ситуации необходимо доказывать, что признание гражданина ограниченно дееспособным отвечает современным стандартам прав человека (ст. 12 Конвенции о правах инвалидов), а перед экспертами ставить вопрос не о развитии способности человека понимать значение своих действий и руководить ими, а том, способен ли такой человек в настоящее время понимать значение своих действий и руководить ими при наличии помощи других лиц.

С заявлением в суд об ограничении своей дееспособности сам гражданин обратиться не может. Однако в силу п. 2 ст. 286 ГПК РФ он может обратиться в суд с заявлением о признании его дееспособным и одновременно поставить вопрос об ограничении дееспособности со ссылкой на п. 3 ст. 29 ГК РФ, если это является для него единственной возможностью добиться меньшей степени ограничения своих прав.

Напомним, что интернат, как опекун недееспособного гражданина, обязан заботиться о восстановлении его дееспособности. С этой целью п. 3 ст. 43 Закона РФ от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусматривает, что врачебная комиссия психоневрологического интерната обязана не реже одного раза в год проводить освидетельствование проживающих в целях решения вопроса о возможности пересмотра решений об их недееспособности.

Психоневрологический интернат обязан содействовать в приглашении адвоката или иного юриста, в том числе для оказания бесплатной юридической помощи проживающему (ст. 7 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», подп. 4 и 11 п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» от 21 декабря 2013 года № 442-ФЗ). Право на встречу с адвокатом не может быть ограничено ни при каких условиях, в том числе по мотивам психического состояния проживающего (ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Представляется, что необходимо предусмотреть в законе возможность уточнения требований заявителя. При условии, если во время разрешении дела о признании гражданина недееспособным или полностью дееспособным результаты судебно-психиатрической экспертизы укажут на недостаточность оснований для признания гражданина недееспособным/дееспособным, но достаточно оснований для ограничения дееспособности, то заявитель вправе уточнить требования путем заявления ходатайства об ограничении дееспособности гражданина. Если такого заявления не последовала, то суд рассматривает дело по первоначально заявленному требованию.

Необходимость такой нормы подтверждается и существующей судебной практикой. Так, решением Алейского городского суда Алтайского края от 29.09.2016 по делу № 2-199/2016 гражданка М. была признана недееспособной и ей был назначен опекун. Городское управление социальной защиты населения Алтайского края обратилось в суд с заявлением о признании гражданина дееспособным, указывая на то, что М. самостоятельно ведет домашнее хозяйство, обеспечивает себя и ребенка продуктами питания, приобретая их в магазинах и на рынке, посещает врача в КГБУЗ «Алейская ЦРБ» и получает лекарства по рецептам, принимает лекарства по назначению врача и последнее время не лечится в условиях стационара. По результатам психиатрической экспертизы, проведенной в порядке подготовки дела к судебному разбирательству, заявитель уточнил заявленные требования и просил признать М. ограниченно дееспособной. Суд удовлетворил требования заявителя.

Подводя итог, можно сказать, что при рассмотрении дел об ограничении дееспособности гражданина, страдающего психическим расстройством, возникает ряд вопросов, требующих законодательного уточнения. И, в первую очередь, это связано с отсутствием конкретного процессуального порядка рассмотрения данной категории дел.