База знаний
Соглашение о конфиденциальности (NDA): что это такое, и может ли применяться в РФ
Соглашение о конфиденциальности (NDA): что это такое, и может ли применяться в РФ?

Соглашение о конфиденциальности (NDA): что это такое, и может ли применяться в РФ?

Введение

В настоящее время в законодательстве РФ существует понятие общедоступной информации — общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен1.

Однако существует также и спектр информации, на который федеральными законами устанавливается ограниченный доступ. Такая информации, доступ к которой ограничен федеральными законами, обладает определённым статусом конфиденциальности (требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя).

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. №1882 в Перечень сведений конфиденциального характера входят:

  1. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные).
  2. Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства.
  3. Служебная тайна.
  4. Профессиональные тайны (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и так далее).
  5. Коммерческая тайна.
  6. Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.
  7. Сведения, содержащиеся в личных делах осужденных, а также сведения о принудительном исполнении судебных актов, актов других органов и должностных лиц, кроме сведений, которые являются общедоступными в соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Среди приведенного перечня указана коммерческая тайна, которая представляет собой режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

В случае необходимости раскрытия сведений, относящихся к коммерческой тайне, существует специальная форма соглашения — Соглашение о неразглашении конфиденциальной информации (оно же Non-disclosure agreement или NDA, далее – NDA/Соглашение).

В мировой практике NDA является одним из наиболее часто применяемых соглашений. В тоже время, в отечественном правовом поле, Соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, характеризуется намного более скромными масштабами использования.

Если проанализировать российскую практику за последние 20 лет, то необходимость заключения NDA обычно возникает в следующих случаях:

  1. При заключении трудового договора с сотрудниками.
  2. При заключении гражданско-правового договора с контрагентами.
  3. При предоставлении акционерным обществом информации об этом обществе акционерам этого общества.

Для того, чтобы лучше понимать смысл NDA, а также возможные правовые последствия, связанные с его заключением, рассмотрим конкретные примеры.

NDA в рамках трудовых правоотношений

Согласно ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации3 (далее -ТК РФ) помимо обязательных условий трудового договора (таких как место работы, трудовая функция, режим рабочего времени и т.д.), в нем могут предусматриваться и дополнительные условия, в том числе, о неразглашении охраняемой законом тайны (государственной, служебной, коммерческой и иной). В случае включения такого условия в содержание трудового договора, в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, у работодателя возникает несколько обязательств:

  1. 1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну;
  2. 2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;
  3. 3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны4.

В случае разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с сотрудником.

Так, решением Красногорского городского суда Московской области от 21 января 2019 г. по гражданскому делу №2-1528/2019 отказано в признании незаконным увольнения начальника отдела кооперации и обеспечения производства машиностроительного завода ОАО «766 УПТК» по пп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ за передачу персональных данных о сотрудниках (сведений о принимаемых и уволенных сотрудниках) на сторонние адреса электронной почты.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 01 сентября 2017 года была подтверждена правомерность увольнения директора по работе с ключевыми клиентами ООО «Объединенные кондитеры» согласно пп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ за отправку писем и файлов, отнесенных к коммерческой тайне организации, на стороннее файловое хранилище.

В тоже время, Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 14.10.2019 Приказ об увольнении менеджера ООО «Партнерский центр БЖР» (истца) на основании п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ суд признал незаконным. Основанием для этого послужил доказанный факт того, что сведения, отправленные с электронной почты истца в адрес третьего лица, а также с электронной почты третьих лиц на электронную почту истца не являются коммерческой служебной тайной, а перенаправлялись в рамках исполнения истцом своих трудовых обязанностей. Судом также отмечено отсутствие на документах грифа «коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации, и учета лиц, получивших доступ к информации, что является основанием полагать, что в отношении документов, разглашение содержания которых было вменено истцу, режим коммерческой тайны, не был нарушен. Апелляционным определением от 27 февраля 2020 г. №33-2453/2020 судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 14.10.2019 было оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Помимо применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения согласно п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, за разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), на работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба в соответствии с п. 7 ст. 243 ТК РФ.

По общему правилу необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба у работодателя, противоправность поведения (действия или бездействия) работника, причинно-следственная связь между действиями или бездействием работника и причиненным работодателю ущербом, вина работника в причинении ущерба. При этом бремя доказывания наличия совокупности указанных обстоятельств законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причиненного ущерба, причин его возникновения и вины работника в причинении ущерба.

Как отмечается в апелляционном определении от 14 мая 2019 г. по делу №33-20378/2019, АО КБ «ЛОКО-Банк» обратилось в суд с иском к гр-ке Кубашевской, ранее состоящей в трудовых отношениях с АО КБ «ЛОКО-Банк», с которой было заключено соглашение о неразглашении, согласно которому работник обязуется не разглашать и не использовать в коммерческих целях, а также в интересах третьих лиц ставшую ей известной в период исполнения трудовых обязанностей и после увольнения соответствующую информацию. При этом, в случае нарушения обязательств, предусмотренных соглашением, работник выплачивает КБ «ЛОКО-БАНК» (АО) штраф в размере 500 000 руб. Соответственно, АО КБ «ЛОКО-Банк» просило взыскать денежные средства в размере 500 000 руб. с гр-ки Кубашевской. Суд пришел к выводу, что соглашение о неразглашении, заключенное с работником в рамках трудовых отношений, не является гражданско-правовым и к спорным правоотношениям применимы положения ТК РФ, которые не предусматривают материальную ответственность работника в виде штрафа, а доказательств причинения прямого действительного ущерба в результате виновных действий гр-ки Кубашевской не представлено. Таким образом, Решение Зюзинского районного суда города Москвы от 19 декабря 2018 было оставлено без изменения, апелляционная жалоба КБ «ЛОКО-Банк» (АО) — без удовлетворения.

Следует особо отметить, что, указание о взыскании неустойки (штрафа) в тексте трудового договора является не корректным и противоречащим действующим нормам ТК РФ. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 24 июня 2019 г. №33-26791/2019 отмечено, что в силу положений ст. ст. 8, 57 ТК РФ дополнительные условия трудового договора, ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не допускаются. В связи с этим включение в трудовой договор дополнительного условия в виде взыскания штрафа за нарушение условий о конфиденциальности в размере 500 000 руб. противоречит действующему трудовому законодательству и применению не подлежит.

Дополнительно следует сказать, что неустойка, то есть денежная сумма, которая в соответствии со ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации5 подлежит взысканию со стороны гражданско-правового договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятого на себя по такому договору обязательства, и, как признает судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в апелляционном определении от 12 сентября 2019 г. №33-19819/2019, такая неустойка не может быть взыскана в рамках возникших между сторонами трудовых правоотношений.

NDA в рамках корпоративных правоотношений

В соответствии со ст. 67 ГК РФ и статьей 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»6 (Закон №14-ФЗ) участники общества с ограниченной ответственностью (далее – общество) имеются право получать информацию о деятельности общества. Также, согласно п. 4 ст. 65.2 ГК РФ участники корпорации (общества) обязаны не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности корпорации. В Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2011 г. № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» указано, что, если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат конфиденциальную информацию о деятельности общества, в том числе коммерческую тайну, общество, прежде чем передать соответствующие документы и (или) их копии, может потребовать выдачи расписки, в которой участник подтверждает, что предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять.

Как отмечено в Постановлении от 15 октября 2019 г. по делу №А68-565/2019 Арбитражного суда центрального округа, установленный на предприятии порядок оборота информации, отнесенной самим обществом к конфиденциальной, не является препятствием для предоставления таковой участнику в целях реализации корпоративного контроля над деятельностью общества, учитывая, что законом предусмотрена обязанность участника не разглашать конфиденциальную информацию. Пункт 5 статьи 50 Закона №14-ФЗ предусматривает, что срок исполнения обязанности по предоставлению документов, содержащих конфиденциальную информацию, исчисляется не ранее чем с момента подписания между обществом и обратившимся с требованием о предоставлении доступа к документам участником договора о нераспространении информации (соглашения о конфиденциальности) по форме, принятой в обществе. Поскольку само по себе неподписание соглашения о конфиденциальности и неразглашении информации не может служить основанием для отказа в удовлетворении требований участника общества о предоставлении необходимой информации, то с учетом действующего правового регулирования, разрешение настоящего дела не отменяет обязанность сторон на подписание какого-либо соглашения о конфиденциальности, поскольку указание об этом содержится в законе, в случае, если конфиденциальный характер запрашиваемых документов установлен, данное соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии судопроизводства, в том числе и на стадии исполнения решения суда.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении от 8 ноября 2019 г. по делу №А03-10777/2018 Арбитражного суда Западно-Сибирского округа, в Постановлении от 19 декабря 2019 г. по делу №А40-16444/19 Арбитражного суда Московского округа.

NDA в рамках гражданско-правовых отношений с контрагентами

Согласно пп. 4 пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 29.07.2004 №98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее – Закон о коммерческой тайне) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, осуществляется работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров.

В силу статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

При этом в силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно положениям статьи 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

Как отмечено в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 31 октября 2018 г. по делу №А56-92673/2016, в рамках которого рассматривалась кассационная жалоба на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.04.2018 по делу №А56-92673/2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2018 по тому же делу, по иску ООО «ВИАКАРД» к ООО «Терминал Сервис», при подписании Соглашения о неразглашении и согласовании всех существенных условий сторонами, данное Соглашение признается гражданско-правовым договором, влечет гражданско-правовые обязательства, а также санкции за его неисполнение. В данном случае, в рамках соглашения стороны гарантировали конфиденциальность информации, раскрытой Сторонами друг другу в течение всего период сотрудничества и в течение трех лет по его завершении, а также установили ответственность для стороны, раскрывшей конфиденциальную информацию в виде уплаты другой стороне штрафа в размере 400 000 рублей. Как было доказано нотариальным протоколом осмотра доказательств, в нарушение соглашения о неразглашении, ответчик (ООО «Терминал Сервис») предоставил доступ неограниченному кругу лиц к личному кабинету ответчика, созданному в системе истца. В связи с чем исковые требования о взыскании штрафа в размере 400 000 рублей подлежали удовлетворению, таким образом оставив решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.04.2018 по делу №А56-92673/2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2018 по тому же без изменения, кассационную жалобу ООО «Терминал Сервис» — без удовлетворения.

Таким образом, несмотря на отсутствие в гражданском законодательстве такого самостоятельно выделенного вида обязательств как «соглашение о конфиденциальности (NDA)» всё равно существуют правоотношения, в рамках которых его заключение является юридически необходимым элементом, что подтверждается данными судебной практики в РФ.