Новости
Ограничения на торговлю медицинскими масками и другими медизделиями

Ограничения на торговлю медицинскими масками и другими медизделиями (взгляд медицинского юриста)

Василий Орленко, к.ю.н., управляющий партнёр «Б&О Барристерс»

Ограничения на торговлю медицинскими масками и другими медизделиями (взгляд медицинского юриста)

Новости об эпидемии коронавирусной инфекции и распространение в её начальный период различных (иногда совершенно диких) слухов заставили паникующее население закупать «впрок» множество продуктов, лекарственных средств и медицинских изделий. И если со временем полки продовольственных магазинов наполнились вновь, то с приобретением средств индивидуальной защиты все обстояло намного хуже. Граждане, кинувшиеся в аптеки, столкнулись с дефицитом не только медицинских масок, но и банальной марли. Мне известно, по крайней мере, два случая, когда напуганные люди пытались сделать защитную маску из карнавальной маски «чумного доктора».

Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Мы не будем касаться сейчас медицинских аспектов проблемы (в частности того, что медицинская маска, хотя и несколько уменьшает вероятность инфицирования, но ни в коем случае не дает 100% защиты от коронавируса). Однако не подлежит оспариванию то, что сама ситуация с ажиотажным спросом на средства индивидуальной защиты и их нехваткой, требует разрешения. В такой атмосфере начинает процветать спекуляция, различные «серые» и «черные» схемы распространения этих медицинских изделий. А тем временем не будем забывать о том, что такие средства защиты нужны не только в связи с коронавирусом – марля, медицинские маски и перчатки, комплекты медицинской одежды нужны и врачам-хирургам, и работникам скорой помощи и многим другим медицинским работникам даже при выполнении их обычных профессиональных функций. Таким образом, дефицит медицинских изделий индивидуальной защиты способен оказать негативное влияние на всю отечественную систему здравоохранения.

Именно поэтому принятие Постановления Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 431 «Об установлении особенностей обращения медицинских изделий и ограничений на осуществление оптовой и розничной торговли медицинскими изделиями и о перечне таких изделий» (далее – Постановление № 431) было ожидаемо и оправдано.

Согласно указанному Постановлению на ближайшие 90 дней право на оптовую продажу ряда медицинских изделий (перечисленных в Приложении к Постановлению № 431 – медицинских масок, перчаток, респираторов, марли и т.д.) закрепляется за ОАО «Корпорация «Росхимзащита» и организациями, поставляющими лекарственные препараты по Перечню «12 нозологий» в субъектах РФ. Остальным организациям любых организационно-правовых форм деятельность по оптовой продаже таких средств запрещена.

Что касается розничной торговли, то розничная купля-продажа медицинских изделий, перечисленных в Постановлении № 431, запрещена для всех организаций, за исключением имеющих соответствующую лицензию на фармацевтическую деятельность.

Кроме того, пунктами 7-9 Постановления № 431 предусмотрены ограничения на надбавки к ценам для различных этапов товаропроводящей цепи (в частности, размер розничной надбавки к фактическим отпускным ценам на товары не должен превышать 10 копеек за единицу товара).

На первый взгляд, нормы четкие и правильные. Однако не будем торопиться с выводами. И посмотрим на некоторые недостатки Постановления.

  1. Во-первых, по всему тексту Постановления № 431 в отношении запретов употребляется правовая конструкция «организациям запрещено». Но нет ни слова об индивидуальных предпринимателях и физических лицах. Значит ли это, что ограничения Постановления Правительства № 431 распространяются исключительно на юридических лиц? Означает ли, что ИП и физические лица могут осуществлять как оптовую, так и розничную куплю-продажу медизделий, перечисленных в Постановлении № 431, без всяких ограничений? Торговать без лицензии на фармацевтическую деятельность и устанавливать розничную надбавку выше 10 копеек? Но тогда дефицит медицинских изделий вряд ли удастся быстро преодолеть. Так как спекуляцией и антиконкуретными действиями, наживаясь на дефиците, могут заниматься и индивидуальные предприниматели и физические лица. Однако ограничения вводятся почему-то исключительно для юридических лиц.
  2. Согласно п. 5 Постановления № 431 для организаций, не имеющих лицензии на осуществление фармацевтической деятельности, введен запрет на «куплю-продажу», а не на «продажу». В то же время, Постановление № 431 не содержит запретов на оптовую покупку. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, когда организации, не имеющие лицензии на фармацевтическую деятельность, могут совершать оптовые закупки, но не имеют права покупать указанные медицинские изделия в розницу. Следует учитывать, что определения «оптовой» и «розничной» торговли, содержащиеся в ФЗ от 28.12.2009 № 381 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» проводят разграничение между указанными видами торговли в зависимости от целей использования товаров, а не от количества приобретенных единиц. Соответственно, нельзя исключить ситуацию, когда небольшую организацию, которая закупила десяток-полтора масок для своих сотрудников, могут обвинить в совершении «розничной покупки» и нарушении ограничений, установленных Постановлением № 431. По нашему мнению, для исключения возможности таких двусмысленных толкований, пункт 5 не должен содержать запретов на розничную покупку медицинских изделий, а слова «запрет на розничную куплю-продажу» должны быть заменены словами «запрет на розничную продажу».
  3. Пункт 6 Постановления № 431 устанавливает ограничение на свободное отчуждение на территории Российской Федерации медицинских изделий, перечисленных в Приложении (за исключением действий, прямо предусмотренных Постановлением № 431). Сразу же отметим, что российское законодательство не содержит такого термина как «свободное отчуждение». Поэтому можно только догадываться, что именно подразумевали под ним разработчики Постановления № 431. Скорее всего, они имели в виду безвозмездное отчуждение. Но в таком случае, Постановление запрещает передачу партий медицинских масок в дар больницам, приютам и прочую подобную благотворительную деятельность. Вряд ли это можно считать хорошим начинанием. По нашему мнению, п.6 следует дополнить нормой о том, что указанные запреты не распространяются на случаи благотворительной передачи медицинских изделий.
  4. Пункт 3 Постановления № 431 предписывает руководителям органов исполнительной власти субъектов РФ в сфере охраны здоровья в 3-дневный срок, представить сведения о текущих запасах товаров в организациях, расположенных на территории соответствующего субъекта РФ. Обращаем внимание, что Постановление говорит обо всех организациях – в том числе негосударственных. Совершенно непонятно, каким образом (и на каком основании) можно в 3-дневный срок проверить запасы, скажем, марли (а она входит в перечень медицинских изделий, утвержденный Постановлением РФ № 431), содержащийся на заброшенном складе частного предприятия. Или тех же самых медицинских масок или респираторов – их запасы могут быть не только в аптеках и медицинских организациях, но и в образовательных организациях, организациях, занимающихся дезинфекцией, строительством, ремонтными и отделочными работами и т.д. Установить количество подобных изделий, оставшихся у частных организаций, тем более в 3-дневный срок, практически невозможно. По нашему мнению, в пункте 3 необходимо конкретизировать у организаций какой формы собственности и каких сфер деятельности будут проверяться запасы медицинских изделий.
  5. Вызывает вопросы и перечень медицинских изделий в отношении которых вводятся ограничения на осуществление торговли (Приложение к Постановлению № 431). Как мы уже говорили, очевидной целью постановления было преодоление нехватки медицинских изделий, использующихся с целью индивидуальной защиты. В перечень вошли фильтрующие респираторы, медицинские маски, медицинские перчатки, марля, одноразовые медицинские комплекты из нетканых материалов, защитные медицинские комплекты одежды. Вместе с тем, Подобный перечень представляется нам далеко не полным. В частности, непонятно почему в него не были включены бахилы, защитные очки, медицинские халаты, противочумные костюмы и т.д. По нашему мнению при составлении перечня медицинских изделий, в отношении которых вводятся ограничения на осуществление торговли, необходимо было учесть Перечни утвержденные Постановлением Правительства от 20 марта 2020 г. № 223 (продукция, в отношении которой введен временный запрет на вывоз за границы РФ) и Постановлением Правительства от 3 апреля 2020 г. № 430 (медицинские изделий, в отношении которых вводится упрощенный порядок государственной регистрации партии (серии)).

Тем не менее, невзирая на отдельные недостатки, можно говорить о том, что Постановление № 431 вышло в нужное время и способно частично уменьшить дефицит медицинских изделий, использующихся в качестве средств индивидуальной защиты. В какой степени дефицит будет уменьшен – зависит от ряда обстоятельств, включая исправление некоторых недочетов рассматриваемого Постановления. К сожалению, некоторые нормы постановления формируют законодательные пробелы, которые могут быть использованы недобросовестными гражданами (отсутствие ограничений для торговли осуществляемой индивидуальными предпринимателями и физическими лицами, отсутствие в перечне ряда дефицитных в условиях пандемии медицинских изделий — защитных очков, бахил и т.д.), в то время как другие – наоборот, создают необоснованные препятствия в приобретении медицинских изделий (запрет на передачу партий таких медицинских изделий в дар, запрет на розничную покупку медицинских изделий для организаций, не имеющих лицензии на фармацевтическую деятельность и т.д.).

Следует отметить, что доработка правовых норм, содержащихся в Постановлении № 431, поможет значительно уменьшить нехватку медицинских изделий, используемых в качестве средств индивидуальной защиты. Однако учитывая сильнейшую инерционность государственных механизмов и достаточно сложную процедуру внесения изменений в Постановления правительства РФ, вряд ли можно ожидать того, что изменения будут приняты достаточно быстро (а они необходимы именно сейчас – в разгар эпидемии, когда нужда в доступности таких медицинских изделий наиболее выражена).