Общие требования к медицинской деятельности
Новации ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» в отношении врачебной тайны
Новации Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в отношении врачебной тайны

Новации Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в отношении врачебной тайны

2 июля 2021 года вступили в силу положения Федерального закона от 02.07.2021 № 315-ФЗ, вносящего изменения в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которому определены случаи, когда близкие родственники и иные лица смогут получать доступ к сведениям о состоянии здоровья пациента, в том числе составляющим врачебную тайну, как при его жизни, так и после смерти.

До внесения изменений из–за слишком узкого круга лиц, которому законодательство предоставляло подобное право, получить указанные данные было достаточно сложно. В частности, медицинские организации зачастую требовали от лиц, заинтересованных в получении сведений о состоянии здоровья пациента, дополнительных подтверждений их права на ознакомление с такой информацией. И это касалось, в том числе, близких родственников.

Кроме того, медучреждения при возникновении к ним претензий со стороны указанных лиц из-за отказов в предоставлении выписок из истории болезни, медицинских карт и другой документации, ссылались на прямой законодательный запрет. Так, известен случай, когда пациент, взявший кредит, скончался, а банк требовал у родственников выписку из амбулаторной карты. При этом поликлиника отказывалась предоставить её, ссылаясь на то, что запрос должна сделать страховая компания.

Более того, в некоторых случаях медицинское учреждение, опасаясь нарушить закон, отказывались даже говорить, находится ли у них тот или иной пациент на лечении. Ведь сам факт обращения за медицинской помощью уже представляет собой медицинскую тайну. В соответствии со старой редакцией закона в большинстве случаев разглашение врачебной тайны допускалось только с письменного согласия гражданина или его законного представителя.

Изменения в ФЗ были приняты с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 января 2020 г. № 1-П. Фабула этого дела в кратком изложении такова.

Гражданка Р.Д. Свечникова обратилась в медицинское учреждение с письменным заявлением о предоставлении ей копий медицинских ее умершего супруга , который ранее наблюдался и проходил стационарное лечение в данном медицинском учреждении. Однако заявительнице было отказано в предоставлении копий указанной медицинской документации, поскольку запрашиваемые сведения составляют, по мнению медицинского учреждения, врачебную тайну. В связи с этим, по ее мнению, ряд норм ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» противоречил Конституции РФтак как они предусматривали возможность отказа лицу, которое было указано в информированном добровольном согласии пациента в качестве того, кому может быть передана информация о состоянии его здоровья, в предоставлении такой информации после смерти пациента. Федеральный закон в предыдущей редакции не содержал положений, которые бы определяли после смерти пациента правовой режим доступа к информации о состоянии его здоровья и медицинской документации.

Конституционный суд при рассмотрении данного обращения уточнил некоторые моменты.

Во–первых, медицинская информация, которая касается не самого гражданина, а его умерших близких родственников, может представлять для него не меньшую ценность, чем сведения о нем самом. Следовательно, наличие такой информации позволило бы внести ясность в обстоятельства смерти, особенно при подозрениях родственников на несвоевременную или некачественно оказанную медицинскую помощь.

Во–вторых, доступ к медицинской информации умершего может потребоваться и членам его семьи в связи с реализацией ими права на охрану здоровья и медицинскую помощь, при необходимости диагностировании и лечении инфекционных, генетических или иных заболеваний, когда их собственная жизнь и здоровье зависят от точных медицинских сведений об умершем.

В–третьих, в связи с тем, что близкие родственники или иные законные представители умершего получают информацию о причине его смерти и диагнозе заболевания, то сохранение от них в тайне информации о произведенных медицинских манипуляциях, назначенных медицинских препаратах и иных подобных сведений не целесообразно.

Суд признал некоторые статьи ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»о запрете разглашения врачебной тайны не соответствующими Конституции и призвал законодателя внести в действующее законодательство изменения, которые позволят нормативно определить условия и порядок доступа данных лиц к медицинской документации умершего пациента.

Основные новации закона от 02.07.2021 № 315-ФЗ заключаются в следующем:

  1. Теперь разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в научных и медицинских целях допускается не только при жизни пациента, но и после его смерти, не только с отдельного письменного согласия гражданина или его законного представителя, но и при указании об этом в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, (ч.3 ст.13). Однако, это правило может быть изменено в отношении участников экспериментального правового режима в сфере цифровых инноваций. (ч.7 ст.20)
  2. После смерти гражданина врачебная тайна теперь может быть разглашена супругам, близким родственникам либо иным лицам, указанным гражданином или его законным представителем в письменном согласии на разглашение сведений или информированном добровольном согласии (ч.3.1. ст.13).
  3. Супруги, близкие родственники либо иные лица имеют право непосредственно знакомиться с медицинской документацией пациента только в том случае, если они указаны в письменном согласии или информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство, в том числе после его смерти, если пациент или его законный представитель предоставил такое право (ч.3 ст.13). Порядок ознакомления устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ч.4 ст.22). Эти же лица имеют право получать медицинские документы (их копии) и выписки из них, в том числе после его смерти (ч.5 ст.22).
  4. Пациент может выбирать лиц, которым после его смерти будет передана информация о состоянии его здоровья (п.5 ч.4 ст.19)

Закон также наделил Минздрав России полномочиями по утверждению порядка дачи письменного согласия гражданина или его законного представителя на разглашение врачебной тайны. В настоящее время указанный порядок уже утвержден (приказом Минздрава России от 12 ноября 2021 г №1051н.). В соответствии с ним форма информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство для получения первичной медико-санитарной помощи дополнена абзацами о согласии пациента (либо его законного представителя) на передачу информации о состоянии здоровья пациента другим лицам, в том числе и после смерти пациента.

Таким образом, резюмируя вышесказанное, супруг (супруга) пациента, его близкие родственники, а также иные лица, указанные в обозначенных согласиях, смогут получать отражающие состояние здоровья пациента медицинские документы, их копии и выписки из них, в том числе в форме электронных документов. Получение таких сведений будет возможно, среди прочего, после смерти пациента, если он либо его законный представитель не запретил предоставлять такие документы указанным лицам. В целом законопроект направлен на упрощение доступа родственников и близких знакомых пациентов к сведениям, составляющих врачебную тайну. Теперь врач и пациент могут договориться по вопросу разглашения врачебной тайны и не только подписать письменное согласие либо информированное добровольное согласие, но и более точно установить круг лиц допущенных к врачебной тайне пациента – как в при жизни пациента, так и после его смерти (при этом перечень лиц, которым врачебная тайна может быть разглашена при жизни пациента и после его смерти может и не совпадать).

Тем не менее, принятые поправки не до конца решают проблему получения сведений, составляющих врачебную тайну, супругом (супругой), родственниками и иными членами семьи умершего пациента, поскольку не учитывают ряд ситуаций, когда получение от пациента информированного согласия невозможно в силу объективных и субъективных причин. К примеру, в случае внезапного заболевания (получение травмы) у пациента может отсутствовать физическая возможность подписать согласие.

Возможны и проблемы, связанные со злоупотреблением правами. Так, например, в случае с психиатрическими заболеваниями и тяжбами в отношении установления опеки, недобросовестные законные представители могут злоупотреблять своим правом устанавливать круг лиц, допущенных к медицинской информации.

Изменения, касающиеся возможности иных лиц после смерти пациента непосредственно знакомиться с медицинской документацией пациента при письменном согласии или информированном добровольном согласии (ч. 3.1 ст. 13) можно толковать двояко. Возможно толкование в соответствии с которым все без исключения: супруги, близкие родственники либо иные лица имеют право на ознакомление с врачебной тайной после смерти пациента, если они упомянуты в его письменном согласии или информированном добровольном согласии.

В соответствии с альтернативным толкованием (которое представляется нам более оправданным) упоминание о письменном согласии относится исключительно к «иным лицам». В таком случае супруги и близкие родственники имеют право на ознакомление с врачебной тайной «по умолчанию» — даже без специального письменного разрешения, если только пациент не запретил разглашение подобных сведений. А вот «иные лица» — только в случае, если они прямо перечислены в его письменном согласии или информированном добровольном согласии.

Более того, закон не установил требований к форме и содержанию отказа в доступе к документации после смерти пациента, если он не указал лиц в письменном согласии или информированном добровольном согласии. Это вызывает некоторые вопросы к тому, как будет регулироваться предоставление медицинских документов даже с учетом принятой новой редакции Порядка ознакомления пациента либо его законного представителя с медицинской документацией, отражающей состояние здоровья пациента (приказ Минздрава от 12.11.2021 №1050н.), который так и не раскрывает вопрос оформления отказов в доступе к медицинской документации.