Уголовное право
Коммерческий подкуп в сфере здравоохранения. Часть 1: понятие и уголовная ответственность
Коммерческий подкуп в сфере здравоохранения. Часть 1: понятие и уголовная ответственность

Коммерческий подкуп в сфере здравоохранения. Часть 1: понятие и уголовная ответственность

С развитием предпринимательства в РФ практически постоянно предпринимаются попытки нарушать законы рыночной экономики. Одним из путей такого нарушения является коммерческий подкуп – особая разновидность взятки.

К сожалению, сфера здравоохранения, всё более и более коммерциализируясь, также становится ареной конкурентной борьбы — которая может вестись, в том числе и незаконными методами, в том числе с помощью коммерческого подкупа

Рассмотрим этот вид уголовного проступка подробнее, определим, в чем его особенности, в отличие от взятки, и что грозит изобличенным в нем нарушителям.

Для конкуренции хороши все средства, кроме незаконных. Предприниматели вправе использовать любые законодательно дозволенные экономические инструменты, изощряясь в их применении для обеспечения доступа к ресурсам, финансам, влиянию и другим активам, которые в итоге гарантируют увеличение прибыли – ведь в этом конечная цель бизнеса.

Когда же преимущества получены незаконным путем, говорят о коррупции. Смысл этого действия довольно ясен: желая получить некую выгоду, одна сторона стимулирует другую для совершения действия или, наоборот, поощряя бездействие. При этом стимуляция может быть, как материальной (финансы либо другие активы), так и нематериальной (ответные действия или бездействие). Если неправомерное вознаграждение за действие или бездействие передается руководящему лицу (ответственным лицам), представляющим организацию, речь идет не просто о взятке, а о коммерческом подкупе.

Коммерческий подкуп – это передача денег, ценных бумаг или иного имущества лицу, которое выполняет в коммерческой компании управленческие функции. Ответственность за коммерческий подкуп (как для тех, кто дает, так и для тех, кто берет) предусмотрена статьей 204 Уголовного кодекса РФ.

Согласно новой редакции ч. 1 ст. 204 УК РФ подкупом управленца коммерческой или иной организации считается предоставление ему «иных имущественных прав» (такой формулировкой была дополнена диспозиция данной статьи), что отнюдь не является новеллой. Привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего подкуп управленца таким способом, было возможно и в рамках прежней редакции, так как в соответствии со ст. 128 ГК РФ имущество включает в себя и имущественные права.

Таким образом, законодатель лишь увеличил текст ч. 1 ст. 204 УК РФ, не изменив, по сути, ее содержание (то же самое касается диспозиций ч. 3 ст. 204 УК РФ). Между тем другие части данной статьи были несколько изменены. Так, п. «б» ч. 2 ст. 204 УК РФ теперь предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение коммерческого подкупа за заведомо незаконные действия (бездействие), что отсутствовало в прежней редакции данной статьи. Аналогичным квалифицирующим признаком дополнена и ч. 4 ст. 204 УК РФ, п. «в» которой устанавливает уголовную ответственность управленца организации за получение предмета подкупа (денег, ценных бумаг, иного имущества и др.) за незаконные действия (бездействие).

Помимо сказанного, с учетом введения особого порядка исчисления штрафа за коррупционные преступления, санкции в ч. ч. 1 — 3 ст. 204 УК РФ в целом стали более строгими: увеличены максимальные сроки лишения свободы, закреплены штрафы в кратном отношении к сумме подкупа (не менее 25 тыс. руб.).

В итоге суд теперь может варьировать санкцию в виде лишения свободы от 2 месяцев до 12 лет, а в виде штрафа, его сопровождающего, — от 25 тыс. до 500 млн. руб. Тем самым законодатель предоставил судам чрезмерную «дискреционную» свободу, превзойдя все ее мыслимые границы.

Вред от коммерческого подкупа лежит не только в моральной плоскости, это правонарушение негативно влияет на принцип конкуренции, которым должна руководствоваться здоровая экономика. Кроме того, такое деяние подрывает авторитет конкретной коммерческой компании.

Предмет и виды коммерческого подкупа

Способы незаконного вознаграждения, характерные для коммерческого подкупа, могут быть различными, часто это те же формы, что и при обычном взяточничестве:

  • дача денег (рублей или валюты);
  • передача в собственность ценных бумаг;
  • передача имущественных активов (автомобиля, недвижимости, ювелирных изделий, других ценных вещей);
  • предоставление услуг по несоответсвующим (заниженным) ценам;
  • возмещение личных затрат предпринимателя или лица, представляющего организацию;
  • предоставление ему различных имущественных услуг;
  • списание кредита;
  • погашение займа, взятого получателем мзды;
  • отзыв судового иска;
  • «откаты»;
  • дарение или продажа по неправомерно низким ценам сырья, оборудования, других активов;
  • завышенная сума гонораров представителям другой стороны и др.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 24 от 09.07.2013 г. предметом коммерческого подкупа (статьи 204, 204.1, 204.2 УК РФ) наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Под незаконным оказанием услуг имущественного характера судам следует понимать предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатных либо по заниженной стоимости туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, исполнение обязательств перед другими лицами).

В тех случаях, когда предметом взятки являются имущественные права, у должностного лица, получившего такое незаконное вознаграждение, возникает возможность вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в свою пользу имущественных обязательств, получать доходы от использования бездокументарных ценных бумаг или цифровых прав и др.

Переданное в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения специалиста или эксперта.

Предметом коммерческого подкупа не может являться вещь, не имеющая имущественной оценки, представляющая лишь субъективную ценность для дающей или берущей стороны, например, личное письмо, фото и тому подобное.

С точки зрения закона, преступлением являются все проявления коммерческого подкупа:

  • передача ценностей либо совершение действия/воздержание от него в качестве неправомерной оплаты для представителя управленческой структуры организации;
  • получение денег, активов или выполнение действий/отстранение от действий таким лицом в интересах платящей стороны.

Объект коммерческого подкупа

Под объектом имеется в виду не само вознаграждение, а та область, на которую направлена цель подкупа, то есть управление организацией. Данная деятельность:

  • выполняется специально уполномоченными сотрудниками, чьи обязанности по ее выполнению соответствующим образом оговорены в их трудовых контрактах;
  • призвана служить правомерным интересам граждан РФ;
  • жестко нормируется законодательными положениями и внутренними актами организации.

Таким образом, как преступление коммерческий подкуп посягает на нормальную работу управленческого аппарата коммерческой организации.

Законодательная основа ответственности за коммерческий подкуп

То, что явно не запрещается законом, считается разрешенным. Коммерческий подкуп, согласно законодательству Российской Федерации, считается уголовным правонарушением, а отдельные его проявления – административным.

Правовая суть коммерческого подкупа близка к взяточничеству, преследуемому по ст. 290 и 291 Уголовного Кодекса РФ, однако квалифицируется по другой статье – ст. 204 УК РФ, принятой только в 1996 году и дополненной в 2016 году. За коммерческий подкуп могут быть ответственными не только конкретные лица, но и организации в целом – это зона федерального законодательства и административного права:

  • ст. 14 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»;
  • ст. 19.28 КоАП РФ об ответственности юридических лиц за неправомерное вознаграждение от имени организации.

Административная ответственность организаций по этому преступлению также весьма серьезна: на предприятие может быть наложен штраф в стократной сумме от совершенного подкупа.

Санкции за коммерческий подкуп

Уголовная ответственность за коммерческий подкуп по ст. 204 УК РФ говорит о мерах в отношении физических лиц, уличенных в этом преступлении. Значение имеет вид подкупа, то есть обвинение в даче или получении.

Тому, кто передает неправомерное вознаграждения в размере менее 25 000 руб. (ч. 1 ст. 204 УК), грозит наказание:

  • штраф внушительных размеров – сумма, которая составляет коммерческий подкуп, увеличенная в 10-50 раз;
  • ограничение свободы до 2 лет;
  • трехлетние исправительные работы.

Нормы могут быть пересмотрены в связи с отягчающими обстоятельствами. Такими в применении к данному преступлению считаются (ч. 3 ст. 204 УК РФ): предварительный сговор группы лиц, действие организованной группы; в качестве объекта подкупа выступают заведомо незаконные действия; подкуп в крупном размере (более 150 тыс. руб.). В этом случае закон предусматривает такую меру:

  • штраф в размере до 1,5 млн. рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года;
  • штраф в 20-50-кратном размере подкупа с лишением права на определенные должности или виды деятельности до трехлетнего срока;
  • лишение свободы на срок от трех до семи лет.

За передачу коммерческого подкупа в значительном размере (более 25 тыс. руб., ч. 2 ст. 204 УК РФ):

  • штраф в размере до восьмисот тысяч рублей либо в размере от 10-30 кратной суммы коммерческого подкупа с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 2 лет;
  • ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет;
  • исправительные работы на срок от 1 года до 2 лет;
  • лишением свободы на срок до 3 лет.

Передача подкупа в особо крупном размере (более 1 млн. руб., ч. 4 ст. 204 УК РФ), в том числе группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и за заведомо незаконные действия (бездействие) наказывается:

  • штрафом в размере от 1 млн. до 2,5 млн. рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет шести месяцев,
  • штрафом в размере от 40-70 кратной суммы коммерческого подкупа с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет;
  • лишением свободы на срок от 4 до 8 лет.

Для тех, кто получает коммерческий подкуп в размере менее 25 тыс. руб. (ч. 5 ст. 204 УК РФ) предусмотрена следующая ответственность:

  • штраф в размере до 700 тыс. рублей или в размере от 10-30 кратной суммы коммерческого подкупа;
  • лишением свободы на срок до 3 лет.

Те, кто получает коммерческий подкуп в размере более 25 тыс. руб. (ч. 6 ст. 204 УК РФ) наказываются:

  • штраф в размере от 200 тыс. до 1 млн. руб. либо в сумме подкупа, увеличенного в 20-40 раз;
  • дисквалификация (запрет на определенные деятельности или должности) до 3 лет;
  • лишение свободы до 5 лет.

Для получателя коммерческого подкупа отягчающими обстоятельствами являются совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; полученный подкуп активно вымогался виновной стороной; за полученный подкуп «берущая» сторона должна была совершить нечто незаконное, крупный размер (более 150 тыс. руб., ч. 7 ст. 204 УК РФ) или либо за те же деяния в особо крупном размере (более 1 млн. руб., ч. 8 ст. 204 УК РФ). В этом случае меры ответственности следующие:

  • штраф 1-3 млн. руб. либо в сумме подкупа, увеличенного в 30-60 раз с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет; лишение свободы на срок 5-9 лет;
  • штраф 2-5 млн. руб. или в сумме подкупа, увеличенного в 50-90 раз с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 6 лет; лишение свободы на срок 7-12 лет.

Избежать уголовной ответственности можно только по ч. 1-4 ст. 204 УК РФ при условии, если лицо относится к одной из следующих категорий:

  • у него вымогали средства за совершение законодательно предусмотренных действий;
  • человек активно участвовал в раскрытии или доказательстве преступления;
  • сторона сама сообщила правоохранительным органам о планирующемся подкупе.

Наказания для физических и юридических лиц могут исходить из разных правовых норм. Так, постановлением мирового судьи одного из судебных участков г. Костромы оптовый поставщик — компания «Фармторгинвест» — привлечена к административному штрафу за предоставление «незаконного вознаграждения» заведующей одного из аптечных пунктов в размере 90 тыс. руб. (за получение подкупа осуждена и сама заведующая). При этом два сотрудника компании получили сроки по уголовным статьям.

Переквалификация дачи подкупа «Фармторгинвестом» в административное нарушение стала результатом грамотной позиции защиты. Действительно, ответственность за совершение данного преступления может попасть под действие первой части статьи 19.28 КОАПП (незаконная передача от имени или в интересах юридического лица денег лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации), а не под статью 204 УК РФ. Теперь «Фармторгинвест», как юрлицо, должен выплатить административный штраф в размере 500 тыс. рублей, а вот два его сотрудника, передавшие деньги, осуждены за передачу подкупа.

Анализ уголовных дел о коммерческом подкупе в сфере частной медицинской деятельности позволяют выявить и проиллюстрировать наиболее типичные способы совершения данной группы преступлений. Являясь одним из важных элементов криминалистической характеристики преступлений, способ совершения коммерческого подкупа в здравоохранении позволяет установить особенности других элементов, обладающих своими особенностями с учетом специфики рассматриваемой сферы экономической деятельности.

Думаю, ни для кого не секрет, что ст. 47 УК РФ на сегодняшний день включает в себя два вида уголовных наказаний: запрет занимать определенные должности; запрет на осуществление определенной деятельности. Каждый из них является по своей уголовно-правовой природе самостоятельным. Этот законодательный прием выглядит вполне обоснованным, так как по характеру правоограничений данные виды наказаний являются идентичными и ставить их один над другим в четко структурированной, иерархически выстроенной системе уголовных наказаний (ст. 44 УК РФ), было бы совершенно некорректно.

Однако при всей ясности самой правовой природы данных видов наказаний, возникают и по сей день немало вопросов, связанных с их применением на практике. Рассмотрим лишь частную проблему, связанную с назначением запрета занимать определенные должности за совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Пленум Верховного Суда РФ в п.9 Постановления от 22.12.2015 №58 указал: «Обратить внимание судов на то, что лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления».

То есть ВС РФ недвусмысленно определил, что самостоятельный вид наказания — запрет занимать определенные должности a priori не имеет своего распространения на должности в коммерческих и иных организациях. При этом, если обратить внимание на санкции некоторых статей, установленных в ч. 2-4, ч. 6-8 ст. 204 УК РФ, которые по своей диспозиции не связаны с государственной или муниципальной службой, то встает вопрос о каких должностях в них тогда идет речь в рамках уголовного наказания? Некоторые суды и на данный момент считают, что видимо эти нормы предполагают лишение права занимать должности в коммерческих или иных организациях. Хотя подобная позиция с очевидностью своей противоречит нормам Общей части УК РФ. Наглядно продемонстрируем такие ошибки:

Первый пример. Приговор Кущевского районного суда Краснодарского края от 17.12.2019 по делу № 1-343/2019. Признать П. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 7 ст. 204 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок пять лет шесть месяцев со штрафом в размере 520 000 (пятьсот двадцать тысяч) рублей и лишением права занимать должности, связанные с управленческими, организационно-распорядительными функциями в коммерческих организациях, на срок два года.

Второй пример. Приговор Коломенского городского суда Московской области от 07.08.2014 по делу № 1-246Т/14 Р. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 204 ч. 4 п. «в», 204 ч. 3 УК РФ, и назначить ему наказание по ст. 204 ч. 4 п. «в» УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы со штрафом в размере однократной суммы коммерческого подкупа, то есть в размере 180 000 (ста восьмидесяти тысяч) рублей с лишением права занимать руководящие должности, связанные с выполнением управленческих функций, в коммерческих и некоммерческих организациях, сроком на 3 (три) года.

Третий пример. Апелляционное определение Камчатского краевого суда от 16.01.2018 по делу № 22-19/2018(22-995/17). В апелляционном представлении государственный обвинитель — помощник прокурора Камчатского края Бондаренко О.С. полагает приговор несправедливым, вследствие его чрезмерной мягкости. Просит его изменить и назначать К.К. наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы коммерческого подкупа, равной 447423000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в некоммерческих организациях, сроком на 6 лет. Далее суд укажет на ошибочное вменение лицу данного вида наказания.

Как было продемонстрировано, правоприменители иногда игнорируют разъяснения Пленума ВС РФ и допускают существенные нарушения в толковании уголовного закона. И хотим обратить внимание, данные судебные акты не были обжалованы. Однако есть и другие случаи, когда суд правильно подходит к разрешению рассматриваемого вопроса.

Пример. Приговор Динского районного суда Краснодарского края от 10.12.2019 по делу № 1-276/2019. По смыслу закона лишение права занимать определенные должности не предусматривает запрета занимать должности в коммерческих организациях. Судом установлено, что ФИО34 на государственной и муниципальной службе не состояла, инкриминируемые деяния совершила, занимая должность заместителя начальника участка в <адрес>, что исключает назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности.

По итогу хочется все же решить вопрос: зачем законодатель включил в санкции ч. 2-4, ч. 6-8 ст. 204 УК РФ УК РФ данный вид наказания? Можно конечно традиционно сказать о том, что это его ошибка и он неправильно сформулировал санкции. Однако полагаем, что это не так. Если руководствоваться правилом, указанным в п.8 Постановления Пленума ВС РФ от 22.12.2015 г. № 58, что не имеет значения для применения данного вида наказания тот факт, что лицо на момент постановления приговора уже не занимает соответствующие должности либо не занимается конкретной деятельностью, то вполне вероятно, что совершив преступление, предусмотренное ч. 2-4, ч. 6-8 ст. 204 УК РФ, виновный прекратил трудовую деятельность в той или иной коммерческой либо иной организации и перешёл на государственную или муниципальную службу. Тем самым, с целью недопущения продолжения преступной деятельности уже по месту его текущей работы, тем самым реализуя цели наказания в соответствии с ч.2 ст.43 УК РФ, суд назначает наказание в виде запрета занимать должности уже на государственной или муниципальной службе. Таков, на наш взгляд, юридический смысл анализируемого наказания.

Из судебной практики видно, что в раскрытии факта передачи отката должна быть заинтересована хотя бы одна из сторон, которая должна проинформировать правоохранительные органы о предложения коммерческого подкупа. На практике это происходит крайне редко – не в чести среди представителей коммерческих организаций «подставлять» друг друга. Этим объясняется практически полная латентность (скрытость) данного преступления.

Большая часть уголовных дел по фактам отката возникают, если берущий зарвался уже настолько, что на него начинает стучать дающий. Известны анекдотичные случаи сдачи нервов у получателей, которые изначально договаривались о получении отката, а затем, обуреваемые мыслями о том, не является ли данная ситуация проверкой, сами обращались в компетентные органы. Удивление «откатодателя» в данной ситуации сложно передать какими-либо словами. Представьте, в ходе общения с человеком, последний сам намекает на необходимость учета «личного интереса», Вы этот разговор поддерживаете, а после факта передачи заветного конверта, Вас радушно «принимают» люди в форме.

Также известен ряд случаев, в которых представители коммерческих организаций «закладывали» коллег исходя из простого желания – попасть на хороший счет у руководства: выслужиться и показать свою неподкупность. Но это единичные факты, чаще всего, после доклада сотрудника о факте предложения отката, ему говорят спасибо и отказываются от сотрудничества с «откатной» организацией, не вовлекая в процесс правоохранительные органы.

Большое число дел по факту коммерческого подкупа в отношении тех, кто передает подкуп, зачастую разваливается в суде по одному из трех обстоятельств: незаконность возбуждения уголовного дела; отсутствие полномочий у лица, получившего незаконное вознаграждение; отсутствие конкретизации предъявленного обвинения.

Под незаконностью возбуждения, как правило, понимается отсылка к п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»: при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 204 УК РФ, судам следует иметь в виду, что в силу требований ст. 23 УПК РФ уголовное преследование за коммерческий подкуп, совершенный лицом, которое выполняет управленческие функции в коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, может осуществляться лишь по заявлению либо с согласия руководителя этой организации. Уголовные дела по ст. 204 УК РФ далеко не всегда возбуждаются по заявлению руководителя организации, а следователи при направлении уголовного дела в суд периодически забывают взять соответствующее согласие. В связи с отсутствием такого заявления защита обоснованно заявляет ходатайство о прекращении уголовного дела. Однако, как показывает практика, суды такие ходатайства не удовлетворяют.

Примеры из судебной практики: «Положения ст. 23 УПК РФ соблюдены, учитывая, что К. не вменялось совершение действий, которыми причиняется вред коммерческой либо иной организации, а предъявлено обвинение в совершении коммерческого подкупа в интересах дающего, что не требует подачи заявления руководителем организации либо его согласия, в связи с чем уголовное преследование К. по данному делу осуществлялось на общих основаниях» (апелляционное определение СК по уголовным делам Камчатского краевого суда от 16 января 2018 г. по делу № 22-11/2018).

Стоит ли, несмотря на такую негативную практику, при отсутствии в материалах уголовного дела соответствующего заявления или согласия руководителя на возбуждение уголовного дела, заявлять ходатайство о его прекращении? На наш взгляд, безусловно, стоит. Главой 23 УПК РФ предусмотрено, что в первую очередь защищаются интересы службы в коммерческих организациях. Если руководитель не написал заявления или не дал соответствующее согласие, можно говорить о том, что действия лица, обвиняемого в совершении коммерческого подкупа, не нанесли ущерб организации. Это может повлиять на вид и размер наказания при вынесении обвинительного приговора.

Довод об отсутствии полномочий у лица, получившего незаконное вознаграждение, – один из основных аргументов. Он сводится либо к фактическому отсутствию таких полномочий, либо к формальным основаниям – неознакомление со своей должностной инструкцией. Примеры из судебной практики: «Органом предварительного следствия установлено, что гражданин В., при совершении вмененного ему в вину преступления, выполнял управленческие функции. Утверждение осужденного В. о том, что в должностной инструкции заведующего КДЛ отсутствует его подпись об ознакомлении, не влечет за собой признание его невиновным в совершении инкриминируемого ему преступления, поскольку фактические обстоятельства были установлены органами следствия и судом исходя из его обязанностей, вытекающих из его должностной инструкции, как заведующего КДЛ, о которых ему достоверно было известно и которые он ежедневно выполнял при осуществлении им трудовой деятельности» (апелляционное определение Московского городского суда от 03 марта 2015 г. № 01-1274/15).

Этот пример из судебной практики свидетельствует об ошибочности предположения, что неознакомление с должностной инструкцией или с приказом о назначении на должность исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за получение коммерческого подкупа. «Решая вопрос о квалификации действий подсудимого, суд принимает во внимание, что в соответствии с ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату по эпизоду с потерпевшей Потерпевший № 1 изменил обвинение в сторону смягчения, а именно просил переквалифицировать действия подсудимого по данному эпизоду по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ как покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, а также отказался от поддержания обвинения подсудимого по п. «б, г» ч. 7 ст. 204 УК РФ по эпизоду с потерпевшей Потерпевший № 2. Решение государственного обвинителя мотивировано следующим. В соответствии с примечанием к ст. 201 УК РФ выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199.2 и 304 УК РФ признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях. Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, следует квалифицировать как получение взятки либо коммерческий подкуп вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействие). В том случае, если указанное лицо получило ценности за совершение действий (бездействие), которые в действительности оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, такие действия при наличии умысла на приобретение ценностей следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (п. 24 Постановления). Исходя из установленных в процессе судебного разбирательства конкретных обстоятельств дела, в частности, единственно разработанной в ООО должностной инструкции в отношении Н., он не выполнял организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этой организации, то есть не являлся лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, однако, сообщил другим сотрудникам подразделения, в том числе П., о наличии у него дискреционных служебных полномочий, влекущих обязательные юридические последствия в отношении сотрудников ООО, и возможности применить меры дисциплинарного воздействия, чем ввел их в заблуждение» (приговор Советского районного суда г. Самары по ч. 7 ст. 204 УК РФ № 2-116/2017).

Вышеуказанный пример свидетельствует, что отсутствие фактических управленческих полномочий исключает возможность привлечения лица к уголовной ответственности по соответствующим частям ст. 204 УК РФ. Таким образом, сотрудники частных медицинских организаций, которые не имеют специальных полномочий, закрепленных нормативными актами организации (уставом, приказом, положением, доверенностью) просто лоббисты. Их решения не обязательны, они лишь настоятельно рекомендуют начальству ту или иную сделку. Соответственно, уголовная ответственность на них не распространяется.

Отсутствие конкретизации предъявленного обвинения наглядно можно рассмотреть на следующем примере из судебной практики: «Санкция части 7 статьи 204 УК РФ устанавливает при наличии перечисленных в диспозиции квалифицирующих признаков ответственность за совершение действий, предусмотренных частью пятой настоящей статьи, к которым отнесены действия, связанные с незаконным получением лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, в том числе, денег за совершение действий (бездействия) в интересах дающего или иных лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия такого лица либо если оно в силу своего служебного положения может способствовать указанным действиям (бездействию).

Таким образом, законодателем в действующем уголовном законе установлена альтернатива при определении субъекта преступления, предусмотренного частью 5 и 7 статьи 204 УК РФ, которая определяет, что субъект данного преступления, совершая действия в интересах дающего или иных лиц, обладает определенными служебными полномочиями, либо в силу своего служебного положения субъект данного преступления может только способствовать данным действиям (бездействию). Несмотря на диспозицию вышеуказанной статьи Уголовного кодекса РФ, следователь, описывая в обвинительном заключении и предъявленном обвинении действия С., не уточняет, входят ли в служебные полномочия С. инкриминируемые ему действия либо С. в силу своего служебного положения мог способствовать указанным действиям» (приговор Оренбургского городского суда по ч. 3 ст. 204 УК РФ № 1-40/2017). Этот пример – как раз о том, что следствию иногда довольно сложно описать фактические действия лица, привлекаемого к уголовной ответственности, и указать, в чем именно выражалась объективная сторона состава преступления. Как правило, именно в описании фактических действий и их соотношении с должностными инструкциями и регламентами у органов предварительного следствия возникает больше всего проблем.

Однако, коммерческий подкуп является для правоохранителей значимой категорией преступлений, поскольку попадает в статистику как выявленное коррупционное преступление – наряду с составами по взятке, присвоению и растрате, мошенничеству. К тому же количество лиц, которые могут быть привлечены за коммерческий подкуп, существенно выше, чем за совершение взяточничества. Эти факторы, в совокупности с непрозрачными процедурами заключения договоров через конкурсные процедуры, влиянием государства на экономику, привычкой работать за «откаты», говорят о том, что количество дел, связанных с получением незаконного вознаграждения в виде коммерческого подкупа, будет только расти.