Уголовное право
Ответственность за нарушение законодательства при осуществлении деятельности в сфере народной медицины
Ответственность за нарушение законодательства при осуществлении деятельности в сфере народной медицины

Ответственность за нарушение законодательства при осуществлении деятельности в сфере народной медицины

Несмотря на постоянное совершенствование технологий и наступление информационной эры, народные целители, колдуны, знахари, экстрасенсы и прочие лица, предоставляющие оккультно-магические услуги, не теряют популярность. Скорее даже наблюдается увеличение их числа. Ранее, в статье «Законодательное регулирование народной медицины (целительства)» мы рассмотрели основные подходы отечественной правовой системы к понятию народной медицины, а также детально остановились на процедурах легализации (получения разрешений) на занятия народной медициной.

Согласно опросам, порядка четверти населения мира прибегало к услугам нетрадиционной медицины, обращаясь к гомеопатам, травникам, специалистам по иглоукалыванию и т.д. Достаточно часто пациенты, находясь в затруднительной ситуации, по наставлению близких или самостоятельно, специально идут на прием к так называемым «шаманам» и «целителям», которые не имеют медицинского образования. Подобные обращения часто приводят к плачевным последствиям, при которых люди теряют не только деньги, но и зачастую остатки здоровья и даже жизнь.

Некоторое время назад РАМН провело анонимное исследование, результаты которого показали, что 80 процентов пациентов, которые позже обратились к онкологам, прежде обращались к целителям и колдунам. Ученые также выяснили: 40% так называемых целителей сами нуждаются в психиатрическом лечении, а 95% народных целителей не имеют медицинского образования.

Законодатель неоднократно задумывался о правовом регулировании этого крайне неоднозначного вопроса: постепенно принимаются различные нормативно-правовые документы, вносятся поправки в уже существующие. Более того, п. 7 ст. 50 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» гласит: «незаконное занятие народной медициной, а также причинение вреда жизни или здоровью граждан при занятии народной медициной влечет за собой ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации».

В настоящее время в российском законодательстве отсутствует какая-либо серьезная ответственность за занятие народной медициной без получения разрешения, установленного законом, даже если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или причинение смерти. Данный пробел, а также отнесение медицины к сфере услуг породило появление большого количества различных лжецелителей и экстрасенсов, колдунов, магов, шаманов и иных «специалистов», то есть тех, кто способен, по мнению части населения, оказать более качественную услугу. Соответственно это предопределило рост мошенничества в сфере нетрадиционных методов лечения.

Так же, как и незаконная или недобросовестная традиционная медицинская деятельность, подобное занятие целительством может повлечь гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность. Рассмотрим подробнее каждую из них.

1. Гражданско-правовая ответственность

В современном понимании занятие народной медициной (целительством) может рассматриваться в качестве предпринимательской деятельности, направленной на удовлетворение нематериальных нужд потребителя. Несмотря на то что народная медицина не отнесена в полной мере к медицинской деятельности, на нее распространяются общие правила об оказании услуг и о защите прав потребителей. Даже если целитель осуществляет свою деятельность без специального разрешения, к нему могут быть применены требования, предусмотренные ст. 23 Гражданского кодекса РФ в отношении индивидуального предпринимателя, деятельность которого осуществляется без государственной регистрации. Как индивидуальный предприниматель, так и целитель не вправе ссылаться на нелегитимность своей деятельности. На них полностью распространяется правовой режим деятельности коммерческой организации, и, следовательно, они подпадают под действие законодательства о защите прав потребителей.

С точки зрения действующего законодательства, в частности Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — ЗоЗПП), целительство – это своего рода услуга, качество которой должно быть оценено потребителем.

По смыслу положений ст. 4 ЗоЗПП исполнитель обязан выполнить работу, оказать услугу, качество которой соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве работы, услуги исполнитель обязан выполнить работу, оказать услугу, соответствующую обычно предъявляемым требованиям и пригодную для целей, для которых работа, услуга такого рода обычно используется. Если исполнитель при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях выполнения работы, оказания услуги, исполнитель обязан выполнить работу, оказать услугу, пригодную для использования в соответствии с этими целями.

Согласно ч. 1 ст. 8 ЗоЗПП потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Из положений ст. 10 ЗоЗПП следует, что исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о работах, услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. Информация доводится до сведения потребителей в технической документации, прилагаемой к работам, услугам, на этикетках, маркировкой или иным способом, принятым для отдельных видов работ, услуг.

Более того, к отношениям, вытекающим из оказания услуг в сфере народной медицины, применимы общие положения гражданского законодательства о причинении вреда, установленные главой 59 ГК РФ. Так, согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

К сожалению, в последнее время целительство (занятие народной медициной) стало своего рода прибыльным бизнесом, формы которого становятся все более и более разнообразными. Например, в крупных городах стали появляться салоны, оказывающие SPA-услуги, основанные на восточных методиках целительства. В некоторых случаях вопрос качества оказания данной услуги становится предметом судебного разбирательства.

Так, например, решением Свердловского районного суда г. Красноярска Красноярского края от 18 февраля 2020 г. по делу № 2-30/2020 была взыскана в пользу потребителя компенсация морального вреда, причиненного в результате некачественного оказания гомеопатических услуг в размере 100 000 рублей, штраф в размере 50 000 рублей, а также судебные расходы в размере 14 360 рублей, а всего 164 360 рублей (сто шестьдесят четыре тысячи триста шестьдесят рублей).

В обоснование иска было указано, что истец с 14-ти летнего возраста имеет заболевание гипотиреоз, в связи с которым ей назначен ежедневный прием препарата «эутирокс» (иначе тироксин). В 2012 году на приеме у гомеопата истцу было предложено исключить принятие данного синтетического препарата, и начать прием гомеопатических препаратов: натриум карбоникум, иодит калия, лахезис и тироксин 12, которые должны были восстановить здоровье. Истец оплатила прием, назначенные лекарства — гранулы и капсулы, которые приобретала непосредственно у гомеопата, и по его настоянию перестала принимать «эутирокс». Впоследствии состояние здоровья Истца ухудшилось, начались головокружения, тошнота, темнота в глазах, обмороки, аритмия. В конце марта 2016 года истец сдала анализы на гормон щитовидной железы — их показатели существенно снизились. Последующие результаты анализов также показывали плохие результаты основных показателей гормонов щитовидной железы. Таким образом, в результате неквалифицированных, неправомерных действий врача-гомеопата по назначению ей гомеопатических препаратов и отмены «эутирокса», Истцу был причинен вред здоровью, предусматривающий взыскание компенсация морального вреда в размере 10 000 000 руб.

В рамках судебного процесса была назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза, которая установила, что имело место оказание гомеопатической деятельности без соответствующего сертификата, лицензии, а также назначение не сертифицированных гомеопатических препаратов, влияние на организм человека которых не исследовалось, кроме того, как следовало из смс-переписки, показаний свидетелей, ответчик отменила применение медицинского препарата в связи с назначением своих гомеопатических препаратов, в связи с чем, должна как врач нести установленную законом ответственность.

Напомним, что в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 29.11.1995 года № 335 «Об использовании метода гомеопатии в практическом здравоохранении» врач, использующий гомеопатический метод — это специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело», «педиатрия» или «стоматология» владеющий терапевтическими и практическими знаниями по основной специальности и в области гомеопатии, предусмотренными программой подготовки в соответствии с требованиями квалификационной характеристики и имеющий соответствующее удостоверение государственного образца. Врач, использующий гомеопатический метод несет ответственность за ошибки в ведении больных, повлекшие за собой тяжкие последствия на основании ст. 98 ФЗ № 323.

2. Особенности административной ответственности

Незаконное занятие народной медициной (целительством) влечет административную ответственность согласно ст. 6.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ). Так, согласно ст. 6.2 КоАП РФ «занятие народной медициной без получения разрешения, установленного законом, влечёт наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до четырёх тысяч рублей». Примечательно, что в предыдущей редакции данная статья имела ещё и первую часть, которая предусматривала ответственность за занятие частной медицинской практикой без соответствующей лицензии, однако сопряжённо с отменой «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», а равно и исчезновением данного понятия, в неё были внесены изменения. Представляется, что, несмотря на увеличение суммы штрафа, подобные действия законодателя являются скорее улучшением ситуации, шагом навстречу лицам, занимающимся народной медициной.

Относительно применения положения ст. 6.2 КоАП РФ есть мнение Конституционного Суда РФ, высказанное в Определении от 13.10.2009 № 1248-О-О, и позиция Верховного Суда РФ, зафиксированная в постановлении от 21.12.2007 № 48-АД07-4. Административное дело, о котором идет речь в постановлении Верховного Суда РФ, рассмотрено в отношении Кашпировского А.М. В то время оно получило широкий резонанс в СМИ. Постановлением мирового судьи судебного участка № 4 Центрального района г. Челябинска от 10.01.2007 г. Кашпировский А.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 6.2 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 1700 рублей за то, что при встречах с гражданами в период с 17 ноября 2006 г. по 22 ноября 2006 г. проводил сеансы массового целительства. Решением судьи Центрального районного суда г. Челябинска от 05.02.2007 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения. Любопытно, что согласно заключению психолого-психиатрической экспертизы от 10.01.2007 № 17 занятия, которые проводил Кашпировский А.М., являются массовым целительством. Проведение сеансов массового целительства, в том числе с использованием средств массовой информации, на территории Российской Федерации запрещается.

Справедливости ради, необходимо отметить, что данные постановления КС и ВС РФ были приняты в период действия «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487–1), утративших силу с «01» января 2012 года. В данном нормативном акте было прямое указание на запрет проведения сеансов массового целительства, в том числе с использованием средств массовой информации. В пришедшем ему на смену ФЗ № 323 указанное положение вовсе отсутствует, а, следовательно, и административная ответственность за подобную деятельность.

В качестве примеров привлечения народных целителей к административной ответственности можно рассмотреть Апелляционное определение Верховного Суда № 82-АПГ16-1 от «02» марта 2016 г., согласно которому методы, используемые Фахретдиновой М.С. в обрядовой практике, не были признаны научно обоснованными способами лечения заболеваний, имеют исключительно психотерапевтический характер, их применение может привести к непредсказуемым последствиям для психического и физического здоровья индивида. ВС РФ пришел к выводу о том, что деятельность Фахретдиновой М.С. является незаконной и нарушает требования ч. 1, 2 ст. 50 ФЗ № 323, вследствие чего должна быть запрещена.

Аналогичные выводы содержатся в Апелляционном определении Верховного Суда № 49-АПГ16-50 от «02» декабря 2016 г. Решение ВС РФ было мотивировано тем, что фактическая деятельность РОО «Наследие предков» выходит за пределы ее уставной деятельности; в нарушение требований федерального законодательства в области охраны здоровья граждан основу деятельности составляют методики и культовые практики, не прошедшие проверочных мероприятий и носящие псевдоцелительский характер. В частности, с целью установления диагноза и излечения от болезней с лицами, пришедшими в РОО «Наследие предков», проводятся различные манипуляции оккультного характера (обращение к «духам святых предков окуривание, камчевание (постукивание плеткой по телу), обряды очищения огнем, обряды «бата», поездки по местам захоронений аулие от имени предков, что является прямым нарушением требований ч. 1, 2 ст. 50 ФЗ № 323.

3. Уголовная ответственность

Законодателем не предусмотрена уголовная ответственность за незаконное целительство. В связи с этим в юридической литературе существует мнение, что в зависимости от объективной стороны совершенного деяния содеянное может быть квалифицировано по ст. 235 (Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности).

Вместе с тем, применение ст. 235, предусматривающей ответственность за незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека», что наказывается «штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок», а «то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок» весьма сомнительно, поскольку народная медицина хоть и отнесена к сфере здравоохранения, но не включена в номенклатуру лицензируемых работ и услуг по медицинской деятельности.

Интересно, что предыдущая редакция данной статьи также указывала на ответственность за занятие частной медицинской практикой. Кроме того, анализируя приведённый текст, возникает ряд принципиальных вопросов. Вопрос касательно наличия умысла при причинении вреда или смерти в подобной ситуации, разрешается путём квалификации таких действий по ст. ст. 105 (убийство), 111 (умышленное причинение тяжкого вреда), 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда) или 115 (умышленное причинение лёгкого вреда) УК РФ, в зависимости от тяжести вреда и наличия смерти. Ситуации, когда по неосторожности была причинена смерть двум и более лицам, квалифицируются по совокупности ч.2 ст. 235 и ч.3 ст.109 (причинение смерти по неосторожности двум или более лицам) УК РФ.

Также необходимо оговорить, что применение способов, не способных произвести оценку здоровья и его восстановление (например, шаманством, магией, колдовством), с умыслом виновного на обман таким образом граждан в целях получения от них материальной выгоды, квалифицируется по ст. 159 УК РФ (мошенничество). Также, может возникнуть такой случай, когда осуществление медицинской или фармацевтической деятельности без лицензии не повлекло последствий, указанных в диспозиции ст. 235 УК РФ, однако при этом был причинён крупный ущерб гражданам, организациям, государству, либо извлечён доход в крупном или особо крупном размере, то такое деяние подлежит квалификации по соответствующей части ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство).

Данная позиция была высказана Верховным Судом РФ в п. 5 ПП ВС РФ от 18.11.2004 № 23 (ред. от 07.07.2015) «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве», данном до внесения изменений в 2013 году, связанных с частной медицинской практикой, однако, он не утратил силу, и не претерпел в этой части никаких изменений с момента вступления в силу, что даёт нам право ссылаться на него.

Наиболее часто уголовные дела в отношении целителей возбуждаются по факту мошенничества (ст. 159 УК РФ). Подобные преступления раскрыть сложно, так как врачеватели стараются не оставлять материальных улик, противоправная деятельность основывается на нематериальных вещах. Доказать данный вид мошенничества можно только в момент его совершения, для чего проводятся следственные эксперименты с подставными лицами, мечеными деньгами. Кроме того, по статистике в органы внутренних дел обращается лишь треть граждан, пострадавших от шарлатанов. Большинство потерпевших полагают, что виноваты сами, и в полицию не обращаются.

Статья 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество — «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». В сфере медицинских услуг также могут применяться некоторые статьи, предусматривающие ответственность за специальные виды мошенничества (например, мошенничество-хищение и мошенничество, не являющееся хищением).

Говоря о мошенничестве, не являющимся хищением, в сфере оказания услуг нетрадиционной медицины, речь в первую очередь идет об обмане или введении в заблуждение пациента относительно эффективности лекарств, иных средств или методов лечения, или поддержания здоровья, облегчения боли. В таких делах должно учитываться, является ли применяемый метод лечения или лекарство нейтральными или же они вредят здоровью. Если применяется лечение, которое может навредить здоровью потерпевшего, должен быть поставлен вопрос о наличии такого вреда и дополнительной квалификации деяния как причинения вреда здоровью определенной тяжести (умышленного или по неосторожности). Кроме того, обман может касаться статуса субъекта, оказывающего соответствующие услуги (наличия у него разрешения, медицинского образования, опыта работы и т.д.).

Так, подсудимая Б. заявила потерпевшей, что приехала из Германии, где проработала 10 лет нейрохирургом, ранее в Чечне оперировала раненых, хочет открыть совместную германо-российскую клинику в г. Ярославле. Б. предложила потерпевшей вылечить кисту затылочной части головного мозга, которая имелась у ее ребенка, заявив, что есть дорогостоящее лекарство, от действия которого «киста на 100% рассосется». Название лекарства Б. не раскрывала. После лечения, проведенного подсудимой, киста у ребенка осталась в том же состоянии, кровотечения у ребенка участились. Суд установил, что лекарств, имеющих свойство рассасывать опухоли, в том числе кисту, не существует. Судом не было установлено, имеет ли Б. медицинское образование, лицензии на оказание медицинских услуг у нее не имелось. Действия Б. были квалифицированы по ч. 2 ст. 159 УК РФ, то есть как мошенничество с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Фрунзенским районным судом города Владивостока вынесен обвинительный приговор в отношении целителя Маирбека Бегизова, признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст.159 и ч. 1 ст. 238 УК РФ.

Бегизов изготавливал и продавал гражданам оздоровительный эликсир и «авторские капли от болезней глаз и катаракты», которые состояли из меда и воды. От применения капель у многих пациентов ухудшилось зрение и воспалились глаза. Согласно экспертному заключению указанные эликсир и капли не относятся к лекарственным средствам, являются нестерильными, опасными для жизни и здоровья потребителей, не разрешены к реализации в сфере оптово-розничной торговли.

Уголовно-¬правовая оценка таких преступлений, использующих по их словам сверхъестественные способности, требует предварительного решения следующих вопросов: возможность обмана и средства обмана, и установления того, какие сведения, сообщаемые пациенту, относятся к области фактов, а какие к области веры. Так, невозможно обмануть относительно наличия или отсутствия жизни после смерти, возможности чуда, наличия негативных или позитивных изменений в ауре человека и т.д.

Необоснованными представляются подобные формулировки: «Судом установлено, что подсудимая обманула потерпевшую, сообщив ей заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения — о наличии порчи». «Порча» не является фактом, существование которого можно подтвердить или опровергнуть, в это лишь можно поверить или не поверить.

В приговоре Таганского районного суда г. Москвы от «07» июля 2008 г. (дело Григория Грабового), который обвинялся в 11 эпизодах мошенничества, суд сослался на то, что лица, идущие к обвиняемому, платили крупные денежные суммы (порядка 39000 рублей) якобы за обучающий семинар, а на самом деле, по мнению суда, за оказание услуг по исцелению и воскрешению, которые, как было признано судом, невозможно осуществить.

Также суд заявил, что нет необходимости останавливаться на случаях излечения болезней, на которые ссылались свидетели, так как даже в случае подтверждения излечения лица медицинскими документами, эти документы не доказывают, что пациент исцелился именно при помощи методик целителя. Данное утверждение противоречит презумпции невиновности. Представляется, что суд не вправе предрешать вопрос о достоверности или недостоверности того, что является исключительно предметом веры.

Обман может заключаться в том, что материальные ценности, предоставленные потерпевшим, используются иным способом, нежели было оговорено.

Также речь может идти о введении потерпевшего в заблуждение, если целитель обманным образом использует предметы материального мира с целью убедить потерпевшего в наличии у него сверхъестественных способностей.

В российской правоприменительной практике существует мнение, что простого устного или письменного обмана для наличия мошенничества недостаточно, необходимо использование обманных средств, то есть материальных предметов или действий, имеющих целью подкрепить обман и ввести потерпевшего в заблуждение. Некоторые суды, в частности, признают такими средствами рекламу в форме брошюр и буклетов. Также ими могут быть признаны использование карт, магических шаров и т.п. В том же приговоре по делу целителя Грабового суд установил, что:

а) подсудимый создал «Учение Грабового», в котором содержался целый ряд рекомендаций и постулатов для помощи людям, потерявшим близкого человека или больных тяжелыми заболеваниями;

б) с целью распространения учения, а также сопутствующих материалов (диски, литература и т.п.) был создан ряд юридических лиц и зарегистрировано несколько индивидуальных предпринимателей.

По делу была проведена комплексная социально-психологическая экспертиза, результаты которой указывали на то, что в учении применяются методы воздействия на психику, которые ориентированы на группу людей, испытывающих социопсихическое неблагополучие в связи со смертью близких, заболеванием или стрессом. Суд отметил, что потерпевшие приняли на веру учение и тот факт, что он обладает исключительными способностями, ничего не проверяя. По мнению суда, последнее обстоятельство свидетельствует о том, что учение сочетало в себе комплекс методов воздействия на психику.

Кроме того, суд сослался на показания экспертов, согласно которым подсудимый искажал языковые понятия (конверсия). Потерпевшим сообщалось о физическом воскрешении людей, а сам подсудимый заявил в судебном заседании, что речь идет о вечной жизни духа.

Представляется, что подобное искажение понятий и интенсивное воздействие на психику может рассматриваться как обман потерпевших. Однако неверным будет утверждать, что состояние заблуждение касается возможности воскрешения или вечной жизни как таковой. Заблуждение относится к сущности обещаний, данной целителем, что, безусловно, может составлять предмет обмана. Кроме того, мошенничество предполагает обязательное наличие корыстной цели, в то время как занятие незаконной медицинской деятельностью наказуемо независимо от возмездности оказываемых услуг.

Если умысел субъекта на обман или злоупотребление доверием не установлен, например, при применении авторских методик или средств, которые не являются признанными методами официальной или традиционной медицины, деяние не может расцениваться как мошенничество. В ряде случаев субъект, оказывающий услуги, применяет свою методику на себе самом, что может свидетельствовать об отсутствии заведомости.

В случае отсутствия умысла на обман или злоупотребление доверием уголовно-правовой оценке подлежат фактически наступившие последствия в виде причиненного вреда здоровью, если установлена неосторожная форма вины. При этом следует учитывать, что действующее уголовное законодательство позволяет привлечь субъекта к уголовной ответственности, только если по неосторожности причинен тяжкий вред здоровью (ч. 1 ст. 118 УК РФ).

Таким образом, если субъект добросовестно полагает, что его метод лечения, хотя и не является разрешенным, но эффективен, он не может быть наказан ни за мошенничество (даже если услуга являлась платной), ни за причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью.

4. Уголовная практика зарубежных стран

По делу People v. Phillips (64 Cal.2d 574 (1966)) ребенку был поставлен диагноз рак глаза. Врачи информировали родителей, что единственным способом спасти жизнь ребенка была операция по удалению глаза. Однако доктор хиропрактики убедил родителей, что сможет без операции вылечить ребенка и взял за лечение 700 долларов. Ребенок скончался в течение 6 месяцев. Доктору хиропрактики было предъявлено обвинение в краже и причинении смерти. Позже подсудимый утверждал, что не обещал вылечить рак, а лечение было направлено на продление жизни ребенка.

По делу People v. Donsbach «доктор альтернативной медицины» был признан виновным в незаконном занятии медицинской практикой (§ 2052(a) Кодекса о бизнесе и профессиях Калифорнии), продаже ложно маркированных лекарств и обманном представлении метода лечения рака (§ 111440 и 109365 Кодекса здравоохранения и безопасности Калифорнии) и в других нарушениях. Подсудимый представлял себя как доктор хиропрактики, специалист в области питания. Было установлено, что лекарства, которые он предлагал, как естественные и натуральные, были смешаны с опасными фармацевтическими препаратами, такими как нимесулид и бетаметазон. Бетаметазон является мощным стероидным препаратом и продается только по рецепту. Подсудимый продавал наркотики под видом безвредного препарата «Нейропептидная вакцина» (Neuropeptide vaccine), который на самом деле вызывает серьезные повреждения, включая остеопороз и подавление иммунитета.

Нимесулид является нестероидным противовоспалительным препаратом, который не был одобрен для использования в США, поскольку он представляет опасность для здоровья. Подсудимый смешивал его с другими средствами и продавал под различными названиями. Он утверждал, что вероятность излечения рака с использованием его препарата составляет 60%.

Кассационный суд Франции признал подсудимую виновной в мошенничестве (ст. 313-1 УК Франции), так как она выдавала себя за доктора медицины, психиатра, психоаналитика, специалиста по софрологии и иридологии, чтобы предписывать пациентам диагностику и лечение за высокую плату.

Анализ уголовной ответственности в сфере нетрадиционной медицины показал, что уголовно-правовая оценка деяния требует установления того, какие сведения, сообщаемые пациенту, относятся к области фактов, а какие к области веры. Сведения о возможности жизни после смерти, наличии сглаза или порчи являются исключительно предметом веры и не могут быть предметом обмана, а, следовательно, не могут квалифицироваться как уголовно-наказуемое деяние.

Введение в заблуждение может быть установлено, если целитель обманным образом использует предметы материального мира с целью убедить потерпевшего в наличии у него сверхъестественных способностей.

Также потерпевший может быть введен в заблуждение относительно сущности обещаний, данных целителем, если целитель активно воздействуя на его психику, прибегает к подмене понятий и иным средствам обмана. Кроме того, целитель может потратить деньги, переданные пациентом на иные, нежели было оговорено цели.

Подобные деяния следует квалифицировать как мошенничество, которое будет считаться оконченным с момента получения лжецелителем возможности распоряжаться чужим имуществом, а в последнем случае — с момента распоряжения им.

Занятие медицинской деятельностью предполагает наличие цели излечения пациента, даже если такая деятельность осуществляется незаконно. Бесполезность или вредность проводимого лечения позволяет говорить о мошенничество в сфере оказания услуг народной медицины.

5. Заключение

Таким образом, несмотря на многочисленные случаи шарлатанства и мошенничества в сфере народной медицины законодателем не предусмотрена серьезная ответственность за такие нарушения: административная ограничивается лишь занятием целительством без получения разрешения. Уголовной же ответственности занятие народной медициной напрямую не подлежит, даже в случае причинения вреда здоровью либо смерти.

В настоящее время на территории Российской Федерации действуют многочисленные центры традиционной и народной медицины, целители, маги, колдуны, практикующие незарегистрированные в установленном порядке медицинские услуги сомнительного качества. Делают они это, как правило, на возмездной основе, абсолютно бесконтрольно, вне правового поля Российской Федерации и ее субъектов. С позиции действующего законодателя привлечь таких целителей к ответственности крайне сложно, хотя теоретически потерпевшая сторона имеет право обратиться с исковым заявлением о защите прав потребителей, а также с заявлением о привлечении целителя к административной либо уголовной ответственности в правоохранительные органы и прокуратуру. И возможно их деятельность будет квалифицирована в различных случаях по ст. ст. 105, 109, 111, 112, 115, 159, 171 и 235 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Деятельность сотрудников лечебного учреждения в случае обращения к ним пациента, ставшего жертвой незаконного целительства, не регламентирована. В любом случае такому пациенту необходимо оказать медицинскую помощь и поставить в известность руководство больницы. Мы рекомендуем главному врачу разработать регламент по взаимодействию лечебного учреждения с правоохранительными органами и прокуратурой при выявлении фактов незаконного оказания медицинской помощи (целительства).

Недостаточность нормативной поддержки данного направления следует компенсировать разработкой отдельного федерального закона о народной (традиционной медицине). Статьи в несколько абзацев, как сейчас, явно недостаточно. Этот закон должен включать в себя правовые нормы, устанавливающие требования к желающим заниматься целительством, определяющие, что запрещается в народной медицине и что разрешается. Или, возможно, стоит хотя бы начать с минимума – уточнения термина «народная медицина». В случае закрепления в законодательстве предметного определения целительства и установления законодательных требований о раскрытии информации в практике нетрадиционной медицины, правоприменитель получит возможность квалифицировать действия целителя, нарушающие законодательство со всеми вытекающим последствиями.

ПОДПИСАТЬСЯ НА РАССЫЛКУ